Preview

Научно-практическая ревматология

Расширенный поиск

Научно-практический рецензируемый журнал

Главный редактор журнала – Президент Ассоциации ревматологов России, академик РАН Евгений Львович Насонов

Журнал «Научно-практическая ревматология» издается Ассоциацией ревматологов России с 2000 г. и является преемником журнала «Вопросы ревматизма» (издание которого начато в 1961 г. по инициативе видного клинициста проф. А.И. Нестерова). На страницах журнала освещались основные достижения отечественной и зарубежной ревматологии, обсуждались актуальные направления развития практической ревматологии. Журнал является изданием Ассоциации ревматологов России. Основная задача журнала – повышение квалификации врачей.

В журнале публикуются статьи, посвященные инновационным методам диагностики и лечения ревматических заболеваний, достижениям мировой ревматологии, организации ревматологической службы, оригинальные исследования, информация о клинических, клинико-экспериментальных и фундаментальных научных работах, обзоры, лекции, описания клинических случаев, а также вспомогательные материалы по всем актуальным проблемам ревматологии.

Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ N 77-1738 от 14.02.2000.

 

 

Текущий выпуск

Том 59, № 5 (2021)
Скачать выпуск PDF

ПЕРЕДОВАЯ 

537-546 160
Аннотация

Системная красная волчанка (СКВ) – системное аутоиммунное ревматическое заболевание неизвестной этиологии, характеризующееся гиперпродукцией органонеспецифических аутоантител к различным молекулам клеточного ядра и развитием иммуновоспалительного повреждения внутренних органов. По современным представлениям, один из ключевых механизмов иммунопатогенеза СКВ связан с нарушениями регуляции синтеза интерферона (ИФН) типа I. Комплекс данных, полученных в процессе фундаментальных и клинических исследований, послужил основанием для разработки нового подхода к фармакотерапии СКВ, связанного с использованием моноклональных антител (мАТ), блокирующих активность ИФН типа I или его рецепторов. В ряду этих препаратов особое место занимает анифролумаб (АФМ) (ранее известный как MEDI-546), представляющий собой человеческие IgG1 к мАТ, связывающиеся с клеточными рецепторами для ИФН-α. В статье рассматриваются материалы основных исследований, касающихся эффективности и безопасности АФМ при СКВ, и перспективы применения этого препарата в лечении данного заболевания.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ И РОССИЙСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ЛЕЧЕНИЮ РЕВМАТИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ 

547-554 171
Аннотация

Болезнь Лайма (БЛ), или клещевой боррелиоз, ежегодно поражает тысячи людей в разных регионах мира, в первую очередь, в США и Европе. В эндемичных областях ранняя БЛ является распространенным заболеванием, требующим высокой врачебной настороженности. Учитывая чрезвычайную актуальность данной проблемы для общественного здравоохранения, в ноябре 2020 г. комитетом экспертов трех американских научных обществ был опубликован обновленный вариант клинического руководства по профилактике, диагностике и лечению БЛ, основные положения которого представлены в данной статье. Подчеркивается, что в отсутствие вакцин риск БЛ и других болезней, передаваемых клещами, можно снизить путем применния средств индивидуальной защиты и репеллентов. Антибиотикопрофилактика осуществляется однократным пероральным приемом доксициклина. В лабораторной диагностике БЛ определение антител к B. burgdorfery в сыворотке крови является исследованием первой линии. На втором этапе сывороточные пробы исследуют с помощью иммуноблота на иммуноглобулины классов M и G. Основу лечения БЛ составляет рациональная антибиотикотерапия. Выбор антибиотика зависит от ряда факторов, в т. ч. от наличия внекожных проявлений БЛ (нейроборрелиоз, кардит, артрит). Наиболее часто используют доксициклин, амоксициллин, цефуроксима аксетил и цефтриаксон.

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 

555-562 101
Аннотация

Цель исследования – сравнить частоту и клинико-рентгенологические варианты поражения верхних дыхательных путей (ВДП) у пациентов с различными нозологическими формами АНЦА-ассоциированных васкулитов (ААВ), а также изучить взаимосвязь между этими проявлениями и типом антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА), обнаруживаемых в крови пациентов.
Материалы и методы. В исследование были включены 369 пациентов с ААВ, диагноз у которых был установлен в соответствии с критериями Американской коллегии ревматологов (1990), номенклатурой, принятой на конференции в Чапел-Хилле (2012), а также диагностическим алгоритмом Eвропейского агентства по лекарствам. Всем пациентам с поражением ВДП было проведено стандартное оториноларингологическое обследование, а также рентгенография или компьютерная томография пазух носа. Исследование АНЦА осуществлялось методом иммуноферментного анализа.
Результаты. Клинико-рентгенологические признаки поражения ВДП были выявлены у 280 (75,9%) больных ААВ. Частота вовлечения в патологический процесс ВДП была наиболее высока у больных гранулематозом с полиангиитом (ГПА) (86,4%) и эозинофильным гранулематозом с полиангиитом (ЭГПА) (85,5%) и статистически значимо ниже (p<0,001) у пациентов с микроскопическим полиангиитом (МПА) (29,2%). Наиболее распространенными вариантами поражения ВДП при ААВ были синусит, частота которого при ГПА составляла 77,2%, при МПА – 33,3%, при ЭГПА – 70,8%, а также язвенно-некротический ринит (87,8%, 72,2% и 16,9% соответственно). Наличие антител к протеиназе 3 ассоциировалось с более частым развитием костно-деструктивных процессов в ВДП, в том числе формированием дефектов стенок пазух (p<0,001) и седловидной деформации носа (p=0,016), чем позитивность по антителам к миелопероксидазе. Сходные данные были также получены отдельно в группе пациентов с ГПА. В 41,3% случаев вариантов ГПА, негативных по АНЦА, был отмечен локальный субтип заболевания с изо- лированным поражением ВДП (p<0,001).
Заключение. Частота и клинико-рентгенологические паттерны поражения ВДП зависят как от нозологического варианта ААВ, так и от типа АНЦА. Локальные формы поражения ВДП, встречающиеся при ГПА, стойко ассоциированы с АНЦА-негативным статусом и поэтому требуют высокой диагностической настороженности.

563-570 94
Аннотация

Цель исследования – сравнить клинические особенности двух групп больных псориатическим артритом (ПсА) – c поражением и без поражения ногтей – в реальной клинической практике, по данным Общероссийского регистра больных ПсА.
Материалы и методы. Анализировались данные 588 пациентов (277 мужчин и 311 женщин), соответствовавших критериям CASPAR и включенных в Общероссийский регистр больных ПсА. Средний возраст пациентов составил 48,6±0,5 года, длительность ПсА – 7,0±0,3 года. Больные прошли стандартное ревматологическое обследование. Активность периферического артрита оценивали по индексу DAPSA (Disease Activity in Psoriatic Arthritis), активность спондилита – по индексам BASDAI (Bath Ankylosing Spondylitis Disease Activity Index) и ASDAS-СРБ (Ankylosing Spondylitis Disease Activity Score), выраженность энтезита – по индексу LEI (Leeds Enthesitis Index). Определяли наличие у пациента дактилита и число пальцев с острым дактилитом. Оценивали площадь поражения кожи псориазом (Пс) – BSA (Body Surface Area). При BSA≥3% рассчитывали индекс PASI (Psoriasis Area Severity Index). Для оценки эффективности терапии использовали критерии минимальной активности болезни (МАБ): число болезненных суставов (ЧБС) ≤1; число припухших суставов (ЧПС) ≤1; PASI≤1 или BSA≤3%; оценка боли пациентом (ОБП) ≤15 мм; оценка активности заболевания пациентом (ОЗП) ≤20 мм; HAQ≤0,5; число воспаленных энтезисов ≤1. МАБ считали достигнутой при наличии у пациента 5 из 7 критериев. ОБП, ОЗП и оценка активности заболевания врачом (ОЗВ) проводились с использованием 100 мм визуальной аналоговой шкалы (ВАШ). Были сформированы две группы: в первую вошли пациенты с поражением ногтей, во вторую – пациенты без поражения ногтей.
Результаты. Поражение ногтей выявлено у 312 (53,1%) пациентов, у 276 (46,9%) оно отсутствовало. Средний возраст больных первой группы составил 45,7±11,9 года, второй группы – 48,8±13,2 года (р>0,05). Длительность ПсА в 1-й и 2-й группах не различалась и составляла в среднем 7,1±6,6 и 7,0±6,2 года соответственно (р>0,05). Среди больных с поражением ногтей было статистически значимо больше лиц мужского пола, курящих и лиц со стойкой потерей трудоспособности, чем в группе без поражения ногтей: соответственно 51,9% и 41,7% (р=0,013); 18,9% и 8,7% (р<0,01); 37,2% и 26,4% (р<0,01). У пациентов с Пс ногтей отмечался более тяжелый эрозивный периферический артрит, чем у больных без Пс ногтей. Медиана ЧБС составила 8 [4–15] и 5 [2–12] (р=0,002), медиана ЧПС – 5 [1–9] и 2 [0–7] (р=0,003); эрозии на рентгенограм- мах стоп обнаружены у 104 (45,0%) и 68 (31,2%) больных соответственно (р=0,003). У пациентов 1-й группы была выше активность заболевания, чем у больных 2-й группы: медиана индекса DAPSA составила 25 [15–39] и 20 [12–33] (p=0,001), медиана индекса ASDAS-СРБ – 3,1 [2,2–4,0] и 2,8 [1,8–3,5] соответственно (р=0,004). У больных с Пс ногтей чаще наблюдался пяточный энтезит, чаще встречались дактилиты и чаще было диагностировано аксиальное поражение, чем у больных без Пс ногтей. Пяточный энтезит был выявлен у 53 (17,0%) и 28 (10,1%) (р=0,016), дактилит – у 76 (24,4%) и 46 (16,7%) (р=0,022), спондилит – у 109 (35,0%) и 73 (26,4%) больных (р=0,025) соответственно. В первой группе отмечалось более тяжелое поражение кожи, чем во второй. Умеренно выраженный и распространенный Пс кожи, согласно индексу BSA, у больных с Пс ногтей встречался статистически значимо чаще, чем у больных без него (соответственно у 39,9% и 26,1%, 14,8 и 1,1% больных; р<0,01 для обоих сравнений); ограниченная площадь Пс во второй группе наблюдалась статистически значимо чаще чем в первой – в 72,8% и 45,3% случаев соответственно (р<0,01). Медиана индекса PASI в 1-й и 2-й группах составила 6 [2–14] и 3 [1–6] соответственно (р<0,01). В первой группе больные давали худшую оценку своему заболеванию, чем во второй. При этом медиана ОЗП составила соответственно 50 [40–70] мм и 50 [30–65] мм по ВАШ (р=0,044). У пациентов с Пс ногтей на протяжении всего исследования статистически значимо реже наблюдалась МАБ, чем у больных без Пс ногтей. На первом визите МАБ выявлена у 3% и 9% (р=0,006), на втором – у 12% и 27% (р<0,001), на третьем – у 14% и 28% (р=0,011), на четвертом – у 17% и 38% (р<0,001), на пятом – у 27% и 52% (р=0,004) больных соответственно. Пациентам с поражением и без поражения ногтей проводилась равноценная терапия базисными противовоспалительными препаратами (БПВП) и генно-инженерными биологическими препаратами (ГИБП). БПВП применялись соответственно у 78,2% и 80,1% больных (р>0,05) – в основном метотрексат (МТ), который использовался у 66,0% и 64,1% больных соответственно (р>0,05). ГИБП были назначены 22,1% и 28,3% (р>0,05) больных, в том числе ингибиторы фактора некроза опухоли (ФНО) α – в 67% и 63% случаев, ингибиторы интерлейкинов (ИЛ) – в 33% и 37% случаев соответственно (р>0,05 для обоих сравнений). С учетом сходной длительности заболевания и равноценной терапии в обеих группах можно сделать вывод о том, что пациенты с Пс ногтей реже достигали МАБ из-за большей тяжести заболевания.
Заключение. Среди пациентов Общероссийского регистра больных ПсА наблюдается высокая распространенность Пс ногтей, который выявлен более чем в половине случаев (в 53%). Пс ногтей ассоциировался с большей выраженностью всех основных клинических проявлений ПсА, включая периферический артрит, дактилит, энтезит, спондилит и поражение кожи; также у этой категории больных выявлена большая частота развития эрозивного артрита. Больные с Пс ногтей реже достигают МАБ. Пс ногтей ассоциируется с худшим ответом на терапию и нарушением трудоспособности пациентов. Эти данные свидетельствуют о необходимости прицельной диагностики Пс ногтей и оптимизации методов лечения, в том числе применения «таргетной» терапии.

571-577 81
Аннотация

Упадацитиниб (УПА) – ингибитор JAK – является новой терапевтической опцией, позволяющей пациентам с недостаточным эффектом терапии базисными противовоспалительными (БПВП) или генно-инженерными биологическими препаратами (ГИБП) достичь целей терапии ревматоидного артрита (РА). Несмотря на наличие убедительных данных международных рандомизированных клинических исследований, имеется недостаточно информации об эффективности и профиле безопасности УПА, качестве жизни больных, получающих препарат, в реальной клинической практике.
Цель исследования – оценка эффективности и переносимости препарата УПА в дозе 15 мг/сут. у пациентов с ревматоидным артритом с умеренной и высокой активностью заболевания и оценка их качества жизни в реальной клинической практике.
Материалы и методы. В исследование включен 41 больной с РА с недостаточным эффектом предшествующей терапии БПВП или ГИБП, сохраняющейся умеренной или высокой активностью заболевания, которым инициирована терапия УПА в 7 ревматологических центрах Российской Федерации. Для оценки активности заболевания использовались стандартные индексы: DAS28-СОЭ, DAS28-СРБ, SDAI, CDAI. Функциональная способность оценивалась по опроснику HAQ, качество жизни – по опроснику EQ-5D, активность заболевания по мнению пациента – по индексу RAPID-3. Для выявления состояний депрессии, тревоги и эмоционального расстройства применялась шкала HADS.
Результаты. В течение первой недели приема препарата отмечалось выраженное снижение боли с 60 до 30 мм по визуальной аналоговой шкале, которое продолжалось к третьему месяцу терапии. Отмечалось статистически значимое уменьшение утренней скованности, числа болезненных и припухших суставов, оценки состояния здоровья врачом и пациентом, скорости оседания эритроцитов и C-реактивного белка (р≤0,001). Уменьшение активности заболевания отмечалось и по динамике индексов активности DAS28, SDAI, CDAI (p<0,001). Целей терапии (ремиссии или низкой активности заболевания) к 3-му месяцу терапии по комбинированным индексам активности DAS28-СОЭ и DAS28-СРБ достигли 44,8 и 63,4% пациентов соответственно, по индексу SDAI – 56,7%, по индексу CDAI – 25,9%. Выраженное улучшение функции суставов (70%-е улучшение) отметили 33,3% пациентов, популяционные показатели функционального состояния (HAQ≤0,5) имели 15,8% больных. Разница индекса HAQ к 3-му месяцу терапии по сравнению с показателем до лечения составила –0,60 балла. Качество жизни, оцененное пациентами по опроснику EQ-5D, улучшилось у 98,5% больных, причем 70%-е улучшение было отмечено более чем у трети из них (у 41,7%). Переносимость препарата была хорошей, нежелательных реакций к 3-му месяцу терапии зарегистрировано не было, все пациенты продолжили лечение.
Выводы. Первые результаты применения УПА у больных РА с недостаточной эффективностью предшествующей терапии БПВП или ГИБП в реальной клинической практике свидетельствуют о его эффективности и безопасности, улучшении функционального состояния и качества жизни больных к 12-й неделе исследований.

578-583 66
Аннотация

Послеоперационная боль (ПОБ) – серьезное осложнение, ухудшающее результат тотального эндопротезирования (ТЭ) коленного (КС) и тазобедренного (ТБС) суставов у пациентов с остеоартритом (ОА). Актуальным направлением изучения данной проблемы является поиск генетических предикторов ПОБ.
Цель исследования – определить взаимосвязь между полиморфизмами генов KCNS1, COMT и OPRM1 и развитием послеоперационной боли у больных остеоартритом, перенесших тотальное эндопротезирование коленного и тазобедренного суставов.
Материал и методы. Исследуемую группу составили 95 больных ОА КС и/или ТБС (64,6% женщин; средний возраст – 65,4±9,0 года), которым было проведено ТЭ КС (47,8%) или ТЭ ТБС (52,2%). Наличие ПОБ определялось при сохранении или появлении через 3 и 6 мес. после операции боли в области оперативного вмешательства ≥40 мм по 100 мм визуальной аналоговой шкале. Всем пациентам было проведено генотипирование полиморфизмов генов KCNS1 (rs734784), COMT (rs6269, rs4633) и OPRM1 (rs1799971) методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени с использованием оригинальных сиквенс-специфических праймеров и проб, меченных различными флюоресцентными метками. Регистрация и интерпретация полученных результатов проводились на амплификаторе ДТ-96 (ООО «ДНК-Технология», Россия).
Результаты. ПОБ отмечалась у 32,6% больных, перенесших ТЭ КС или ТЭ ТБС. Частота ПОБ после ТЭ КС и ТЭ ТБС составила соответственно 30,2% и 34,0% (р=0,882). Статистический анализ не выявил различий в частотах генотипов исследованных генов (р>0,05). Наличие гомозиготного генотипа GG полиморфизма гена KCNS1 (rs734784) было ассоциировано с наличием ПОБ в соответствии с рецессивной генетической моделью (GG vs AA+AG; отношение шансов (ОШ) – 3,96 [95%-й доверительный интервал (ДИ): 1,51; 10,37]; p=0,005). Наличие в генотипе мутантного аллеля T (TT+CT) полиморфизма COMT (rs4633) снижало риск ПОБ по сравнению с носительством генотипа СС (ОШ=0,32 [95% ДИ: 0,12; 0,83]; р=0,02) в соответствии с доминантной генетической моделью. Не было выявлено статистически значимой корреляции между развитием ПОБ и носительством различных генотипов и аллелей генов COMT (rs6269) и OPRM1 (rs1799971).
Выводы. Имеется статистически значимая ассоциация между полиморфизмом генов KCNS1 (rs734784) и COMT (rs4633) и развитием хронической ПОБ у пациентов, перенесших ТЭ КС и ТЭ ТБС. Требуются дальнейшие исследования генетической предрасположенности к ПОБ на большем клиническом материале.

584-591 58
Аннотация

Для совершенствования ревматологической службы в Российской Федерации (РФ) необходимо определить истинные масштабы первичной и общей заболеваемости остеоартритом (ОА).
Цель исследования – детализированная оценка трендов динамики заболеваемости остеоартритом в Российской Федерации, Северо-Западном федеральном округе (СЗФО) и Архангельской области (АО).

Материалы и методы. Оценивали тренды динамики первичной и общей заболеваемости ОА в РФ, СЗФО и АО в период 1994–2018 гг. на основании данных ежегодных статистических отчетов Министерства здравоохранения РФ (форма № 12). Данные о численности населения АО получены в региональном бюро статистики – Архангельскстат, по СЗФО и РФ – из свободно доступных статистических сборников Росстата. Анализировали показатели взрослого населения (старше 18 лет). Для оценки временных трендов применяли сегментированный анализ с помощью программы Joinpoint Regression Program (National Cancer Institute, США) для анализа линейных трендов, оценки их статистической значимости и выявления временных точек их смены (joinpoints).
Результаты. В период с 2004 по 2012 г. в РФ наблюдалось снижение числа ежегодно выявленных случаев ОА, при этом общая заболеваемость ОА стабильно росла; в 2016 г. зафиксировано снижение количества случаев ОА по СЗФО и АО. Анализ показал несовпадение трендов первичной заболеваемости ОА в РФ, СЗФО и АО, которая носила нелинейный хаотичный характер. Во всех территориях общая заболеваемость росла. В РФ период с 2004 по 2008 г., когда первичная заболеваемость ОА резко падала, отмечен стабильным ростом общей заболеваемости с 2041,6 до 3383,3 случая на 100 тыс. населения.
Заключение. Анализ официальной статистической информации о первичной и общей заболеваемости ОА показывает существенную вариацию показателей, их колебания никак не связаны с изменениями в практике диагностики и лечения этого заболевания и могут быть обусловлены пробелами в его регистрации. Улучшение эпидемиологической оценки ОА возможно при внедрении системы персонифицированного учета пациентов – регистра ОА.

592-598 48
Аннотация

Цель исследования – определить частоту остеопороза (ОП) и выявить факторы риска снижения минеральной плотности кости (МПК) у женщин в постменопаузе с системной склеродермией (ССД).
Материалы и методы. В исследование включены 113 женщин (медиана возраста – 60,0 [54,0; 63,0] лет) в постменопаузе с достоверным диагнозом ССД по критериям ACR/EULAR (2013). Критерием исключения было наличие overlap-синдромов. Все женщины были опрошены по унифицированной анкете, им проведено лабораторное и инструментальное обследование, включавшее денситометрию.
Результаты. ОП и остеопения хотя бы в одной области измерения диагностированы у 45,1 и 48,7% женщин соответственно. При многофакторном линейном регрессионном анализе выявлено негативное влияние общей длительности приема глюкокортикоидов (ГК) на величину МПК в поясничном отделе позвоночника (b=–0,005; R2=0,136; p=0,017). Индекс массы тела (ИМТ) (b=0,007; R2=0,208; p<0,001), скорость клубочковой фильтрации (СКФ) (b=0,313; R2=0,213; p<0,001) позитивно, а кумулятивная доза ГК (b=–0,269; R2=0,134; p<0,001), длительность приема ингибиторов протонной помпы (ИПП) (b=–0,277; R2=0,291; p<0,001) и длительность постменопаузы (b=–0,223; R2=0,134; p<0,001) негативно влияли на МПК шейки бедра. МПК в проксимальном отделе бедра в целом позитивно коррелировала с ИМТ (b=0,493; R2=0,244; p<0,001), СКФ (b=0,313; R2=0,150; p<0,001), уровнем 25-гидрокси кальциферола (b=0,273; R2=0,284; p=0,001) и негативно – с кумулятивной дозой ГК (b=–0,219; R2=0,289; p<0,001).
Заключение. Сниженную МПК имели 93,8% женщин в постменопаузе с ССД. Из традиционных факторов риска на состояние МПК оказывали влияние лишь ИМТ, длительность постменопаузы и уровень витамина D, а среди специфичных – кумулятивная доза и длительность приема ГК, ИПП и СКФ.

ОБЗОРЫ И ЛЕКЦИИ 

599-607 88
Аннотация

Подагра – наиболее часто встречающийся у взрослых воспалительный артрит, распространенность которого продолжает увеличиваться в течение последних десятилетий. Подагра характеризуется гиперурикемией с обязательной кристаллизацией уратов и связанной с ней воспалительной реакцией, а также метаболическими эффектами, вызванными в том числе этими процессами. В частности, диагноз подагры ассоциируется с высоким риском нарушений углеводного обмена, превышающим популяционный в 2 раза: по разным данным, от 21 до 26% пациентов с подагрой имеют сахарный диабет 2-го типа (СД 2). Однако роль мочевой кислоты и уратснижающих препаратов в его развитии у таких больных изучена недостаточно. Обсуждается возможность влияния на риск развития СД 2 хронического воспаления, интерлейкина-1β, других провоспалительных цитокинов, гиперурикемии, ксантиоксидазы и других факторов, ассоциирующихся с подагрой. Возможно, уровень мочевой кислоты связан с СД 2 и другими метаболическими заболеваниями, вызывая патофизиологические изменения не только через воспаление, но и через окислительный стресс, повреждение эндотелия сосудов. Также предполагается, что подагра и СД 2 могут иметь общие генетические маркеры. Взаимосвязь нарушений пуринового и углеводного обменов является стимулом для поиска препаратов, обладающих положительным влиянием как на пуриновый, так и на углеводный обмен. Однако не ясно, какой уровень мочевой кислоты следует рассматривать в качестве фактора риска, а также остаются противоречивыми данные по влиянию на риск развития СД 2 препаратов, применяемых для лечения подагры.

608-614 176
Аннотация

В статье обобщены современные представления о микроскопическом полиангиите (МПА), заболевании из группы системных васкулитов, ассоциированных с антинейтрофильными цитоплазматическими антителами (АНЦА). В основе МПА лежит некротизирующий АНЦА-ассоциированный васкулит без иммунных депозитов, с преимущественным поражением мелких сосудов и без гранулематозного воспаления. Для МПА типичны развитие некротизирующего гломерулонефрита и частое присоединение геморрагического альвеолита, а также нередко отмечается быстропрогрессирующее течение. Обсуждаются современные возможности терапии МПА, прежде всего анти-В-клеточная терапия ритуксимабом.

РЕВМООРТОПЕДИЯ И РЕАБИЛИТАЦИЯ 

615-624 46
Аннотация

Цель исследования – сравнить результаты и осложнения открывающей угол высокой тибиальной остеотомии (ОУВТО), проводившейся с использованием стандартной методики и при помощи разработанного метода выполнения операции с применением оригинального фиксатора.
Материалы и методы. В исследование включены 73 пациента с первичным и вторичным остеоартритом (ОА) коленного сустава (КС) I–III стадии, которые были разделены на две группы. В первую группу вошли 43 больных, которым с 2005 по 2019 гг. было выполнено 46 ОУВТО по стандартной методике с применением коротких пластин с фиксированным спейсером (в 5 случаях – Puddu I поколения, в 24 – Puddu II поколения, в 17 – Osteomed) и костной пластикой. Во вторую группу включены 30 пациентов, которым в 2018–2020 гг. осуществили ОУВТО с использованием разработанной хирургической техники и оригинального фиксатора. Для оценки результата изучали изменение интенсивности боли по визуальной аналоговой шкале, а также состояние КС по шкале Knee Society Score до операции, по прошествии 3 месяцев и 1 года после ОУВТО.
Результаты. В 1-й группе через 1 год после ОУВТО был получен отличный результат в 43,5% случаев, хороший – в 41,3%, удовлетворительный – в 15,2% случаев. Во 2-й группе отличный, хороший и удовлетворительный результат получен в 59,3%, 33,4% и 7,3% случаев соответственно. В 1-й группе у 15 (32,7%) пациентов было диагностировано 26 осложнений, во 2-й группе – 5 осложнений у 5 (16,6%) пациентов.
Выводы. Применение разработанной хирургической техники и оригинального фиксатора позволило увеличить число отличных и хороших результатов лечения с 84,8 до 92,7% и уменьшить количество осложнений, связанных с ОУВТО, с 32,7 до 16,6%.

КЛИНИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ 

625-630 89
Аннотация

Сочетание ревматоидного артрита и саркоидоза, дебютировавшего на фоне терапии ритуксимабом: клинический случай и обзор литературыСаркоидоз – редкое мультисистемное заболевание, которое может сопутствовать другим аутоиммунным болезням в 17,6% случаев. Несмотря на то, что в патогенезе и ревматоидного артрита, и саркоидоза ключевую роль играет дефект Т-клеточного звена иммунитета, их сочетание встречается крайне редко. Выбор терапии у пациентов с коморбидной патологией всегда представляет определенные сложности. В данной статье рассмотрен сложный случай подбора терапии для пациентки с сочетанием ревматоидного артрита и саркоидоза, который дебютировал на фоне терапии ритуксимабом. Помимо сочетания двух аутоиммунных заболеваний, выбор терапии для данной пациентки был затруднен в связи с наличием вторичного иммунодефицита и непереносимостью основных базисных противовоспалительных препаратов.

631-637 120
Аннотация

Очаговая, или гнездная, алопеция (ГА) – аутоиммунное многофакторное заболевание, характеризующееся усиленным выпадением волос в результате морфофункциональных изменений волосяных фолликулов. Выделяют четыре основных формы ГА, и наиболее тяжелой из них считается универсальная форма (Уф-ГА), при которой возможна полная потеря волосяного покрова по всему телу. Алопеция в практике врача-ревматолога может встречаться при некоторых системных заболеваниях соединительной ткани и назначении некоторых лекарственных препаратов, например, химиопрепаратов, ингибиторов фактора некроза опухоли α (иФНО-α). В статье представлены три случая развития Уф-ГА на фоне терапии иФНО-α. Обсуждаются возможные механизмы, а также роль провоспалительных цитокинов в развитии данного состояния.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.